olga

Человек и закон

Может ли женщина пропагандировать гомосексуализм, изображая голого мужчину? Этот и другие важные диагнозы – в колонке арт-критика Анны Матвеевой
     Share on Tumblr

Home » Авторские колонки, Главное » Человек и закон

Эту статью редакция Hоneymilk попросила меня написать, когда по соцсетям разнеслась – в качестве курьеза – новость о том, что российское посольство в Италии отказалось поддерживать выставку художницы Ольги Тобрелутс в Риме, потому что узрела в выставке «пропаганду». Пропаганду чего и кому – посольство даже уточнять не стало, типа, и так всем все ясно. Тобрелутс, надо сказать, наследница неоакадемизма, и рисует она эпические торжественные сцены, персонажи которых напоминают античных героев.

Мужчины на ее холстах наги, статны и мускулисты.

Ольга Тобрелутс. Похищение золотых яблок из сада Гесперид. 1995
Ольга Тобрелутс. Ганимед. 2011
Ольга Тобрелутс. Аполлон и Гиацинт
Ольга Тобрелутс. Леонардо. 1998
Ольга Тобрелутс. Умирающий Нарцисс
Ольга Тобрелутс. Антиной. 1996
Ольга Тобрелутс. Сирины. 2004
Ольга Тобрелутс. Гагарин
Ольга Тобрелутс. Афанасий Александрийский в Ливийской пустыне. 2003
Ольга Тобрелутс. Из проекта «Легионеры». 2006

Вот голой мужской задницей и напугали ежа, то есть российское посольство. Сама художница описывает ситуацию так:

«Начальник по вопросам культуры Посольства ответила им, что Посольство не расположено дать поддержку выставке Ольги Тобрелутс, потому что (буквально) «не может разделить художественный взгляд и эстетическое содержание произведений Ольги Тобрелутс в связи с принятым законом о пропаганде.»

Что такое вообще закон? Остановите прохожего на улице, задайте вопрос – и скорее всего вы получите в ответ что-то вроде «закон – это про то, как должно быть». Но на деле это неверно. Закон – это не про то, как должно, а про то, как есть на самом деле. Законы природы известны: Е=МС2, иначе не бывает. Параллельные прямые не пересекаются.

Но, как в анекдотах про тупого майора, значение синуса в военное время может достигать четырех.

Ольга Тобрелутс. Взлеты и падения. 2012
Ольга Тобрелутс. Танец. 2005
Ольга Тобрелутс. Взлеты и падения. 2012
Ольга Тобрелутс. Лубок. 1999

В реальности если факты противоречат закону, значит, закон неполон или не действует при определенных условиях. Когда многотонная железная махина с тремя сотнями людей в брюхе летит – это не потому, что закон гравитации на нее не действует, а потому, что есть условия, позволяющие железяке при полном соблюдении законов физики совершить рейс Москва – Гонолулу. Человеческие законы также описывают «то, что есть», но это «есть» опирается на некий идеальный образ человека. Идеальный человек не убивает и не крадет. Идеальный человек платит подоходный налог.

Идеальный человек не оскорбляет чувств другого идеального человека.

Но закон о человеке составляют тоже человеки, причем, как правило, в человеке не разбирающиеся. Эти добрые люди проецируют на результат исследования собственные взгляды, и вместо результата получается описание того, что у них внутри. И из этого внутри лезет та-акое…

История вызвала уже привычное «Да они там совсем ***», публицист Александр Тимофеевский написал блестящую отповедь, упомянув, что Рим под завязку набит обнаженной мужской и женской натурой в виде изваяний и фресок, и детям их благоговейно показывают как культурные сокровища – и ничего, а также что взгляд Тобрелутс на мужскую обнаженку по определению не может быть гейским, так как Ольга все-таки женщина.

Ольга Тобрелутс. Венера Пацифиская. 2003
Ольга Тобрелутс. Иман. 2006
Ольга Тобрелутс
Ольга Тобрелутс. Кейт
Ольга Тобрелутс. Науми

А режиссер Кирилл Серебренников – грустную ламентацию  о том, что из-за беспросветного законодательного идиотизма. 

«Уедет еще один талантливый человек. Уедет не от грусти и тоски, а от мудаков.»

1

Ольга Тобрелутс. Американский солдат в Ираке. 2003

(Хотя пока вроде никто никуда не уезжает – Тобрелутс лишь сообщила, что несколько зимних месяцев намерена провести в творческой поездке в Будапеште).

Но я не о том, я о другом. Написать текст сразу по горячим следам я не успевала, и редактор стал беспокоиться, что новостной повод уже устарел. Однако пока я телилась с текстом, новостной повод не то что не устарел, а стал повторяться с такой регулярностью, словно кто-то установил ему расписание. С открывшегося в Питере фестиваля «арт-проспект» через несколько часов после открытия сняли проект художника Александра Шишкина-Хокусая. Сняли как «слишком эротический»: Шишкин украсил двор на Литейном проспекте фигурами людей и зверюшек, причем люди были обнаженные (изображение предельно схематичное, никаких сисек-писек), как, впрочем, и зверюшки.

Я не представляю, что должно твориться в голове, чтобы углядеть эротизм в этих абсолютно асексуальных фигурках.

Хокусай

Александр Шишккин-Хокусай. Угловые касания. 2013

А еще через несколько дней – новость из разряда «животики надорвать»: некие «православные историки» потребовали убрать из Третьяковки шедевр Репина «Иван Грозный и сын его Иван». Картина опять-таки оскорбила их чувства, на сей раз патриотические, и клевещет, ни много ни мало, «на русский народ, на русское государство, на русских благочестивых царей и цариц».

Грозный

Я опять-таки не представляю, что должно твориться в голове…

Но ленту новостей по утрам открываю уже с опаской.

 Ибо новостной повод, вопреки опасениям редактора, устаревать не собирается. Наоборот, умножается и растет на глазах.

Тут что интересно-то. Любая картина, рисунок, песня или спектакль может кому-то нравиться или не нравиться. Может даже и действительно оскорбить, наступить на больную мозоль, не совпасть с принципами и психологическими комплексами. Но как-то обычно считалось, что личное мнение автора есть личное мнение автора. Не нравится – не смотри, не ходи на выставку. Возмущен – сделай альтернативную выставку, напиши разгромную критическую статью и т.д. Но тут у нас в дело пошел закон. И не один закон, а целый пакет однонаправленных законов, предусматривающих кары за «оскорбление чувств» и «пропаганду». Законы сформулированы настолько расплывчато, что при желании под них можно подверстать что угодно, поэтому ими и пользуются как мухобойкой.

По последним изменениям в российском законодательстве можно писать учебник психоанализа.

Пациент видит в изображенном Тобрелутс Аполлоне призыв к гомосексуальному (в силу фабулы бреда – почему-то именно гомосексуальному) соитию.

Ольга Тобрелутс. Аполлон

Ольга Тобрелутс. Аполлон

Пациент видит в Иоанне Грозном Репина унижение Руси великой.

Пациент видит в схематичном изображении человека над входом в сортир голого мужика или бабу.

Ольга Тобрелутс. Адам и Ева. 2008

Ольга Тобрелутс. Адам и Ева. 2008

Пациент видит голого мужика или бабу в кирпичной стене: «А я всегда о них думаю». Доктор, откуда у вас такие картинки? Было бы смешно, если бы не оборачивалось реальными проблемами для реальных людей – не только художников, но и зрителей.

Потому что пациент – законодатель.

Модернизация. Фрагмент триптиха. 2002
Битва голых
Модернизация. Фрагмент триптиха. 2002
Модернизация. Фрагмент триптиха. 2002

Поэтому самое интересное здесь – в уже повторявшемся возгласе «Что у них в голове?». Там, кажется, много интересного. В смысле представляющего клинический интерес. Я заранее завидую медику или историку, который возьмет на себя труд проанализировать психологический статус российских законодателей второго десятилетия ХХ века и тех, кто настаивал на правоприменении их, как говорят в психиатрии, «письменной продукции».

 
 
     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии


Смотрите также

Scroll to top