illustration-to-a-week-of-kindness-1934-132

Секс сюрреалистов

Расшифровка записей 12 закрытых встреч поэтов и художников под руководством Андре Бретона доступна русскому читателю. Мы не могли пройти мимо этой книги
     Share on Tumblr

Home » Главное, Литература » Секс сюрреалистов

Иллюстрации: Макс Эрнст

В конце 30-х-начале 40-х годов известные сюрреалисты проводили регулярные закрытые встречи. Цель этих встреч была одна: выяснить отношение поэтов и художников к основным проблемам сексуальности. Никакого психоанализа. Никакой метафизики. Только прямые вопросы и такие же прямые, откровенные ответы. Инициатором всех двенадцати встреч выступал Андре Бретон, а среди участников можно было встретить Антонена Арто, Ман Рэя, Луи Арагона, Поля Элюара, Макса Эрнста и др. .

illustration-to-a-week-of-kindness-1934-21

Полное издание «встреч» было выпущено издательством «Gallimard» только в 1990 году, а в 2007 в издательстве «Логос» появился и русский перевод. Мы просто не могли пройти мимо этой книги. Все эти разговоры представляются чрезвычайно актуальными в свете отечественной ситуации, когда сексуальность образует собой все более закрытую сферу личного опыта и (за исключением  наиболее радикальных художественных и литературных проектов) открытого, непосредственного разговора о ней, по крайней мере, в литературном поле почти не существует. При этом совершенно очевидно, что сфера письма и сфера сексуального образуют поле единое и нераздельное (даже если избегать при этом психоаналитических коннотаций).

illustration-to-a-week-of-kindness-1934-150

Прочитанное же только добавляет дополнительные краски к «Любви и поэзии» Элюара, «Безумной любви» Бретона и другим ключевым сюрреалистическим текстам о любви. Так, например, в ходе диалогов Андре Бретон (известный также своим негативным отношением к гомосексуальной любви) заявляет: «Я мечтаю закрыть все бордели» или «Я не вижу разницы между следами дерьма у любимой женщины и её глазами», Луи Арагон признаётся, что никогда не испытывает полной эрекции, а Жан Бальденспержер рассказывает о своей первой любви… с ослицей:

ЖАК ПРЕВЕР. — Сколько ей было лет?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Два года.

ЖАК ПРЕВЕР. — А вам?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Четырнадцать.

АНДРЕ БРЕТОН. — Вы можете описать эти отношения как можно точнее?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Я делал это через рубашку. Обычно я ее запрягал, отводил в лес, потом снимал с нее заднюю часть сбруи, при этом у меня бывало совершенно четкое ощущение, что я раздевал какое-то существо, и предавался своим маленьким радостям. Затем я ее вновь запрягал и возвращался домой.

ЖАК ПРЕВЕР. — Как вела себя ослица?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Это самое интересное. Вначале она была благосклонна, но позднее стала подпускать меня к себе только во время течки.

ЖАН КОПЕНН. — Какую ты принимал позу? Залезал на камень?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Нет, она была маленькой, а я был довольно высокого роста. Уже позднее я обнаружил, что можно дрочить в одиночестве.

Max Ernst010

АНДРЕ БРЕТОН. — Какие эмоции вы испытывали?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Вначале отвращение и страх, что меня могут увидеть.

АНДРЕ БРЕТОН. — Почему вы выбрали именно это животное, а не другое?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Я чаще всего видел эту ослицу. Это обычно случалось по вторникам и субботам до урока по истории, потому что в это время я был свободен.

АНДРЕ БРЕТОН. — Вы бы могли возобновить это сейчас?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Вряд ли, но эта мысль не вызывает у меня брезгливости.

ПЬЕР ЮНИК. — Вы никогда не испытывали влечения к другим животным?

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Еще у нас была коза. Но это бывало очень редко. С ней я не совокуплялся. Такие случаи зоофилии нередки в сельской местности.

ЖАН КОПЕНН. — Мне было бы любопытно знать, не случалось ли тем людям, которые испытывают отвращение к зоофилии, иметь сношения с животными.

МАРСЕЛЬ ДЮАМЕЛЬ. — Единственное удовольствие, которое я вообще испытывал с животными, это когда щенки покусывали мою руку. До оргазма это никогда не доходило.

ЖАН БАЛЬДЕНСПЕРЖЕР. — Очень давно мой брат, который совокуплялся с этой же ослицей, сказал мне: «Мне так хорошо, когда я оттягиваюсь».

Больше никто из присутствующих не имел сношений с животными.

Max-Ernst

Это был отрывок из седьмого сеанса. В ходе второго сеанса мы узнаём, что больше всего возбуждает сюрреалистов:

ЛУИ АРАГОН. — Что вас больше всего возбуждает?

МАРСЕЛЬ ДЮАМЕЛЬ. — Женские ноги и бедра, вагина, бедра и ягодицы.

ЖАК ПРЕВЕР. — Ягодицы.

РАЙМОН КЕНО. — Зад.

ЛУИ АРАГОН. — Мысль о наслаждении, которое испытывает женщина.

МАРСЕЛЬ НОЛЛ. — Меня тоже интересует только это.

МАРСЕЛЬ ДЮАМЕЛЬ. — То же самое.

БЕНЖАМЕН ПЕРЕ. — Из частей тела — ноги и грудь. Да, и еще смотреть, как женщина мастурбирует.

МЭН РЭЙ. — Грудь и подмышки.

АНДРЕ БРЕТОН. — Глаза и грудь. Кроме того, все то, что в физической любви считается извращениями.

ЛУИ АРАГОН. — Я бы охотно присвоил себе последнюю часть твоего ответа в том смысле, что извращенность — это расточительство.

АНДРЕ БРЕТОН. — Для меня это необязательно стерильное удовольствие.

ЖАК БАРОН. — Рот, зубы, ложбинка груди. Любые извращения и поиски нового.

ЖОРЖ САДУЛЬ. — Вагина, бедра, рот. Все, что считается извращениями и поиски нового.

ПЬЕР ЮНИК. — Мысль о возбуждении, которое испытывает любимая женщина.

tumblr_m58yzcRKtd1qct9kxo1_1280

В середине второго сеанса Арагон уходит, произнося одну из самых значимых реплик: «Прежде чем уйти, я хочу сказать, что в большинстве сегодняшних ответов меня смущает некая мысль, которую, как мне кажется, я здесь уловил: я говорю о неравенстве между мужчиной и женщиной. Для меня ничего из того, что может быть высказано о физической стороне любви, не может иметь значения, если не принять за истину тот факт, что мужчина и женщина обладают одинаковыми правами».  Очевидно, что не для всех участников встреч таковое равенство было основным условием физического удовольствия и наслаждения. Кено, Дюамель и Жак Барон прямо признаются в садистических наклонностях. Любопытно также, что первые сексуальные впечатления у многих оказываются связанными не с девочками, а с мальчиками (это притом, что гомосексуальных наклонностей фактически никто из основных участников не признаёт), впрочем, девочки, предметы и животные тоже присутствуют:

РАЙМОН КЕНО. — Ваше первое сексуальное воспоминание?

БЕНЖАМЕН ПЕРЕ. — Мне было 7 или 8 лет: я увидел, как в школе маленький мальчик вымазал свой член чернилами и мастурбировал под партой.

АНДРЕ БРЕТОН. — Тоже в школе, когда один мальчик вытащил свой пенис и, указав на него, произнес незнакомое мне слово «му…». В тот же вечер я рассказал об этом своим родителям.

МАРСЕЛЬ ДЮАМЕЛЬ. — И я в школе: один маленький мальчик неожиданно под партой положил руку мне на ширинку. У меня осталось очень приятное воспоминание.

ЖАК БАРОН. — Я помню учеников, которые мастурбировали, прикрывшись своими папками с рисунками.

МАРСЕЛЬ ДЮАМЕЛЬ. — Еще помню, какое сильное волнение я испытал, увидев, как мужчина целовал женщину.

МЭН РЭЙ. — Я уже достиг возраста половой зрелости. У меня был друг, старше меня, ему было лет 16, который объяснил мне, как заниматься любовью. Мне было любопытно попробовать, и я пообещал одной маленькой девочке лет десяти, что я ей покажу книжку с иллюстрациями, если она покажет мне свои гениталии. Она это сделала, и я попробовал в нее войти. Она жаловалась, что ей было больно. Поскольку мне было страшно идти одному, я взял с собой своего девятилетнего брата и уговорил его попробовать. Он попробовал, и девочка, обняв его, сказала мне: «Мне больше нравится твой брат, он делает не так больно».

ЖОРЖ САДУЛЬ. — У меня есть два воспоминания. Оба случая произошли один за другим между пятью и семью годами, но не помню, какой из них произошел раньше. Мне снилось, что я дотронулся до своего пениса в состоянии эрекции и сломал его так, что он отделился от моего тела, оставаясь в состоянии эрекции. Мне было не больно, но я очень боялся упреков матери, от которых она бы не удержалась. Проснувшись, я очень обрадовался, что этого не случилось. Я, кажется, даже рассказал маме о своей радости.

А еще мне случилось ласкать маленькую девочку, она была на два года младше меня. Мы похлопывали друг друга по попкам, воображая, что играем то в доктора и больного, то в учителя и ученика, причем роли все время менялись. Так продолжалось лет до двенадцати.

tumblr_mj01u5TjhN1qaaik3o1_1280

ПЬЕР ЮНИК. — Мне было 4 года, и мне приснилось, что я был в саду с маленькими девочками, одетыми в белые одежды, одна из которых была особенно красивой. Мне было очень приятно находиться рядом с ней, но, проснувшись, я ужасно расстроился и спросил у своей сестры, снятся ли ей подобные (любовные) сны.

Общий протест: «Незначительное сексуальное воспоминание».

ПЬЕР ЮНИК. — А вот еще одно. Мне было 5 или 6 лет, я представлял себе, что обнимаю животное — то лошадь, то собаку — и при этом испытывал какие-то непонятные ощущения. Такие же ощущения я испытал, увидев на улице собак, которые, как я тогда подумал, игрались, и еще при чтении рассказа, который назывался «Плоть». Он был напечатан в книжке, переведенной с русского языка и изданной Ференци.

ЖАК ПРЕВЕР. — Мои первые сексуальные воспоминания связаны с детьми моего возраста, которые не интересовались ничем, кроме собственных гениталий. Я был таким же, как они. В 7 лет меня поразила одна маленькая девочка, сестра одного из моих друзей. Однажды она упала навзничь, и я обнаружил, что гениталии у нее не такие, как у меня. Я решил, что она калека. Я больше не мог ее видеть, она вызывала у меня отвращение. Позднее она ослепла.

РАЙМОН КЕНО. — Помню, что у меня случилась эрекция, когда я увидел собак в связке. А еще у меня случилось семяизвержение, когда я увидел танцовщицу в костюме пажа в Фоли-Бержер. На сцене было две танцовщицы, но мне понравилась только та, которая была слева.

МАРСЕЛЬ НОЛЛ. — Мне было чуть больше четырех лет. У меня был знакомый мальчик, которого я обычно провожал до дому. Однажды он пригласил меня подняться к нему в дом и при мне сказал своей маме, что ему бы хотелось, чтобы его штанишки из голубого шевиота были более облегающими. Я помню, что меня это очень впечатлило, и вечером я рассказал эту историю своим родителям, которые молча переглянулись. Мне стало так неловко, что я покраснел. Это чувство неловкости меня долго не покидало.

В качестве приложения в книге можно найти анкеты о стриптизе,  об эротических представлениях и, конечно же, о любви: «Верите ли вы в победу восхитительной любви над гнусной жизнью или же гнусной жизни над восхитительной любовью?»

Исследования сексуальности. Пер. с фр. Ф. Брод. – М.: Издательство «Логос». Европейские издания. 2007. – 240с.

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии


Смотрите также

Scroll to top