cover2

Слоников надо убрать

Психоаналитик Александр Кантор посмотрел и обсудил с нашим корреспондентом только что вышедший в прокат фильм «Интимные места»
     Share on Tumblr

Home » Главное, Фильмы » Слоников надо убрать

Интервью: Анастасия Овсянникова

Александр Канторчлен Профессиональной психотерапевтической лиги, Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии, Всемирного совета по психотерапии, кандидат исторических наук, культуролог.

«Интимные места» – мелодрама из нескольких переплетающихся между собой историй об очень странной сексуальной жизни столичных жителей, представителей среднего класса. На фестивале «Кинотавр» режиссерам Наталье Меркуловой и Алексею Чупову дали приз «За лучший дебют». Говорят, во время фестивального показа ленты в зале дважды отключалось электричество – впервые за всю историю фестиваля. Другой приз, «За лучшую женскую роль», получила Юлия Ауг, сыгравшая высокопоставленную чиновницу, которая днем возглавляет комитет по нравственности, а вечером, не успев переступить порог дома, судорожно самоудовлетворяется с помощью вибратора. Авторы фильма уверяют, что создали этот образ еще до недавних скандальных депутатских инициатив.

Фильм Интимные места

— Мне показалось, что это кино про людей, которые чудовищно, до оцепенения боятся. Если вы это впечатление разделяете – скажите, чего они боятся и почему?

— Возможно, боятся самих себя, собственных чувств, обычно подавленных, вытесненных – и нежданно проявившихся. Но ведь когда что-то у нас болит… «тот о том и говорит». Во всяком случае, усиленно думает, фантазирует. Конечно, по разным причинам с ними это происходит, но все герои нарциссичны. Это пример не сильно здорового нарциссизма с всепоглощающим интересом к собственному «я», собственной самости, собственной жизни. В данном случае – к телесно-сексуальной составляющей «я».

Лакан утверждал, что человек живет как бы в трех мирах: мире реального, мире символического и мире воображаемого. Последним и подпитывается нездоровый нарциссизм.

Хотя портрет эпохи, конечно, тут есть.

— В чем он? В том, что авторы предугадали образ чиновницы?

— Эта история вокруг Мизулиной, я считаю, полная чепуха, просто им там, наверху, в телевизоре, делать нечего, вот они и придумывают на ровном месте совершенно пустые проблемы.

Фильм Интимные места

— Но законы-то они принимают вполне настоящие, и жизнь людям портят не понарошку.

— А что, закон принят, что ли? И что там?

— В законе введен термин «нетрадиционные сексуальные отношения».

— И что, это запретили? Как? Что, в квартиру с фонарем будут приходить?

— Может, и не будут, но это значит, что закон по факту запрещает любую работу с ЛГБТ-подростками и любую им помощь, потому что это «пропаганда». 

— Это совковые какие-то замашки, я не обращаю на них внимания, думаю, это все никому не нужно и сойдет на нет. 

Им просто надо чем-то занять народ.

— Но почему они бросились регулировать именно «нравственность», а не что-то еще?

— Самый простой ответ – они сами не удовлетворены, делать им нечего. Мизулина и, скажем, Ксения Собчак  нашли друг друга. Собчак будет говорить об оральном сексе, Мизулина затыкать уши. Это все полная чепуха и будет делаться на потеху публике. Мизулина запрещает, а Собчак с удовольствием произносит слова «оральный секс», играет роль bad girl, думая, что это всех шокирует. Чепуха. Можно сказать, эксгибиционизм (пока морально-психологический) с обеих сторон. 

За их возней стоит потеря подлинно трансцендентной идеи, а человек не может без нее жить.

Ее ищут и герои фильма. Хотя помимо высоких идей можно увидеть и обычные житейские драмы: герой фильма ухоженной и подтянутой жене предпочел бомжиху. Впрочем, это совершенно избитый – не только жизненный, а также кинематографический мотив. Вспомним  одного из персонажей Феллини: в его эротических фантазиях интеллектуалка-жена моет полы, а он  наслаждается сексом с дешевыми уличными девками.

Фильм Интимные места

— Что еще можно сказать о героях с точки зрения психоанализа?

— Вы знаете, я что-то сомневаюсь насчет персонажей в том смысле, являются ли они личностями, характерами. Здесь, мне кажется, люди даны этюдно, нечто вроде проекций каких-то идей и/или чувств  режиссеров и сценариста. Герои фильма – не столько характеры, сколько, скорее, акценты характеров. Нечто вроде «акцентуированных личностей», иллюстрирующих защитные механизмы собственных сексуальных желаний. 

Людмила Петровна (дама из комитета по нравственности) переносит их в область предметной (вибратор), безличной технологии секса, изолируя тем самым свои аффекты, которых страшится.

Когда она галлюцинирует на совещании по контролю за нравственностью, видя своих коллег  голыми, то немедленно выбегает из кабинета. Но в конечном итоге именно она оказывается самой сексуально живой героиней фильма, решившись на реальный половой акт с водителям. Но и в постели она осталась начальницей; никак не отпускает ее гиперсоциализированное Супер-Эго. Это необходимая часть нашей личности, отвечающая за мораль, идеалы, насыщенная принципами. У чиновницы Людмилы Петровны эта инстанция носит карающий характер, обращенный вовне. Внутренний конфликт своего Супер-Эго со своими же страстями она тоже склонна переносить во внешний мир.

Фильм Интимные места

Вообще надо сказать, что избыток Сверх-Я – характерная черта всех главных персонажей, страдающих от сексуальной неудовлетворенности. Конечно, это результат воспитания, но также и стиля жизни. Ведь этих людей можно отнести к благополучным представителям среднего класса, обеспеченным, образованным, успешным. Все достигнутое ими требует разума, четких целей (Символическое!), самоконтроля, упорства в достижении целей. Западные психоаналитики называют такой тип личности «can do». 

Таковы обсессивные невротики, люди – в здоровом варианте данного характера – продвинутые.

Сфера их воображаемого, конечно, богата, но ориентирована на регуляцию – и себя, и общества. Только вот что делать с любовью и сексом, материями (?), прямо скажем, неопределяемыми, непредсказуемыми, аффективными?

Фильм Интимные места

— Но смотрите, что происходит с героями фильма: они не трахаются! Они останавливаются за минуту, за миллиметр до секса. Возникает ассоциация со «Скромным обаянием буржуазии» Бунюэля, где персонажи все никак не могут поесть…

— Разумеется. Секс – никуда не денешься – все-таки волнение, могущее перейти (кто знает) в интенсивные эмоции. Фотограф интимных мест компенсирует свои страсти вуайеристически. Он даже на собственную жену в постели кидается, лишь предварительно оценив ее фотогеничность. Другой герой, отец семейства Алексей близок, пардон за тавтологию, к близости с бомжихой, но… Его сын-подросток приходит к профессиональной проститутке с целью изучения женской анатомии, но ничего с ней не делает. 

Какие-то «люди в футляре».

Вот еще персонаж – прекрасно устроенный в жизни и в быту латентный гомосексуалист, который не готов иметь детей. Его жена, следуя принципам супруга, делает аборт за абортом и компенсирует нереализованные материнские чувства составлением альбома с УЗИ-снимками уничтоженных собственных зародышей, даже дает им имена. Влюбленность в циркового артиста становится для них общей, пусть эротической, но все же фантазией.

Конечно, выход за пределы «футляра» также чреват последствиями. Это показано в последнем роскошном фильме Кубрика «С широко закрытыми глазами», снятом по мотивам повести Артура Шницлера, с которым переписывался Фрейд, то есть это все было еще сто лет назад. Там также есть темы асексуальной буржуазности, некоего, в советском смысле слова, мещанства, убивающего свежие чувства. Но до этого фильма «Интимным местам» как до звезд небесных.

Фильм Интимные места

Еще сошлюсь на классиков. Чехов писал о современном ему искусстве: «Кто дал миру хоть одну каплю алкоголя? Разве Короленко, Надсон и все нынешние драматурги не лимонад? Разве картины Репина или Шишкина кружили Вам голову? Мило, талантливо».

«Вы восхищаетесь и в то же время никак не можете забыть, что Вам хочется курить».

А герои – избыточно буржуазны в том смысле, в котором в советской культуре обличали мещанство, возьмите хоть Маяковского, хоть знаменитое «Слоников надо убрать!» из фильма «Живет такой парень» с Куравлевым.

— Мне показалось еще, что все герои неописуемо одиноки. Как так получается?

— Здесь, может быть, не только одиночество, проблема существует в нескольких измерениях: усталость, отсутствие метафизических начал, нарциссизм как стремление доставить удовольствие в первую очередь себе (но быстро оказывается, что и это скучно), излишнее увлечение технической стороной дела. Я не усмотрел тут никаких откровений.

— Но они же все при этом несчастливы.

— Конечно несчастливы.

Человек перверсен, это еще фрейдовское утверждение, и он стремится удовлетворить животное в себе. Но в то же время в нем есть и такое поганство, как спиртуальность, идеология… Так мы все время создаем себе ситуацию конфликтов, эмоциональной напряженности, живем этим. Недаром там проскальзывает (хотя и не развита совершенно) тема цирка – места, где совершаются чудеса…

Фильм Интимные места

— Мы привыкли к эротическим любовным сценам, но тут – вроде и голые люди, но жанр непонятный, непривычный.

— Нормальный современный жанр, немножко того, немножко этого: постмодернистский клип. И музыка хорошая, узнать бы еще, что за песня.

— The Tiger Lillies, Crack of Doom. Если помните, там чувак, который у них как бы психолог, толкает речь про некий «синдром дефицита удовлетворенности». Прокомментируете?

— Если я и вижу в фильме какой-то дефицит, то это дефицит реальности. А мир реального хаотичен, неприглажен и, само собой разумеется, неопрятен.

Бомжиха, наверное, символизирует неопрятность и грязь, а это и есть реальная жизнь, это вечная тема.

Авторы фильма смеются над психологами или психиатрами, и правильно, кстати, делают, потому что среди них хватает понтов. И эпизод с психологом, я имею в виду его отказ от секса с проституткой, на мой взгляд, в той же плоскости. Снятая им у дороги девушка, конечно, симпатична, однако какая-то внешне благополучная, чистенькая, без огонька. 

Она выглядит обычной офисной труженицей. Да, и сразу же говорит ему в окошко машины: «Работаю».

И, соответственного, не вызывает никакого аффекта: он моет ей голову и… расплатившись, отпускает. Проститутка слишком похожа на женщин его благополучно-уравновешенного круга. В этом смысле она также похожа и на Ксению Собчак, играющую роль «плохой девчонки», и бдительную депутатшу Мизулину.

Business, nothing personal, все пристойно, никакой грязи, спонтанности и так называемый «аморалки».

Вспомнил старый фильм «Гром небесный» с Жаном Габеном, играющим пожилого супермена. Он – фермер и ведет борьбу с наркомафией, заехал в город по делам, увидел там какую-то шлюху, взял с собой в деревню перевоспитывать. И еще своего внука отучает от наркотиков, заставляет вкалывать на полях. Внук ноет, мол, не буду я копаться в этой грязи, и тут во весь экран перекошенная будка Габена: «Это не грязь, щенок, это земля!»

Фильм Интимные места

— И дохлая лошадь Бодлера туда же…

— Еще бы. Ведь и Бодлер тоже в каком-то смысле постмодернист, очень игровой, ироничный поэт. Страдающий от отсутствия живой реальности, ищущий ее среди падших женщин, смакующий, как сказали бы во времена оны, «моральное разложение». А Генри Миллер? Примеров не счесть. Так что фильм просто предложил нам очередную гламурную интерпретацию вечных тем.

Ведь интимные места – это всего лишь места удовлетворения, а не действия, не страсти, не происшествия: пришел, увидел, удовлетворился. Если получится.

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии

  • Andrey Buzakov

    Кино конечно сильно на любителя. И да, верное определение – “дефицит реальности”, но этим страдает весь отечественный кинематограф. А материал хороший получился, like))

    • ryzhzh

      российский кинематограф такой кинематограф

  • Irina Cherepanova

    Хорошее интервью. А вот за фильм стоит только порадоваться, что у нас такое снимают вообще.


Смотрите также

Scroll to top