homeriki1

Есть ли секс в русском кино?

Об этом мы поговорили с режиссером Николаем Хомерики
     Share on Tumblr

Home » Фильмы » Есть ли секс в русском кино?

Интервью: Анна Топоркова

Как вы думаете, почему в российском кино так мало сексуальных сцен?

Ну, потому что мы еще не до конца вышли из Советского Союза. А как ты хочешь, чтобы кино про это снимали? Чтобы кто давал деньги — министерство культуры или кто? Телевидение, федеральные каналы?

То есть если в фильме есть секс, на него просто не дают денег?

Ну, я думаю, да.

Других причин нет?

Может быть, его снимают, просто не показывают.

Но в ваших фильмах тоже нет сексуальных сцен – их запретили на каком-то этапе?

В каких это у меня нет? В «Сердца бумеранг»? Там три сексуальных сцены. В «Сказке про темноту» тоже есть. Ну там, мне кажется они художественные, то есть там не показываются голые части тела и все такое.

vlcsnap229753

Кадр из фильма «Сказка про темноту»

По-моему, никто – ни я, ни Бертолуччи, ни Феллини – не снимали секс ради секса. Был какой-то художественный образ, который воплотился, и там, собственно, нет ничего пошлого, там просто часть жизни, потому что художник пытается запечатлеть часть жизни.

Я разделяю художественные сцены любви – и сцены порнографии. Порнография есть в интернете, а художественные сцены любви, они по инерции не позволяются к выпуску на экран или съемкам. Секс у нас еще пока еще под запретом. Пока действует такой стереотип.

Какой стереотип?

Стереотип — что голое нельзя. Потому что люди, которые решают, что можно, а что нельзя, еще не вышли из того времени, они не понимают разницу между порнофильмом и художественным образом, связанным с голым телом. Из-за этого все смешивается в кашу, и одно к другому приравнивается. Еще мозги не созрели, в общем. То есть на некотором канале можно показывать расчлененку в прайм-тайм (я не буду называть канала, но кто услышал, поймет, о каком канале я говорю). Это можно. А вот другого нельзя. И как-то все так, по-разному. Существует система двойных стандартов.

А вы считаете, что мозги не созрели только у тех, кто занимается производством кино, или у зрителей?

У всех. Зрители с удовольствием посмотрят, но по другим причинам. Как раньше мы смотрели какие-то авторские фильмы не из-за того, что там какая-то мысль, а из-за того, что там сиськи показывают, было такое. Кто такие зрители? Зрители и все другие люди — это все мы. «Мы», скажем так, советские люди, еще не готовы к этому.

А те не советские люди, которым сейчас 19-25 лет?

Ну, они готовы, но кто их сейчас будет слушать.

А через 10 лет?

Все равно придем к тому, что будет больше свободы в этом смысле — точно. Это будет независимо от чьей-то воли, так просто мир движется. Хорошо это или плохо, я не знаю.

Вот сейчас запретили мат, например. На международных фестивалях вообще не понимают, что такое мат. У них нет такого культурного понятия, как «мат». Им вообще не до этого, и они говорят: «А, вообще, в чем проблема?». И также про все остальное, про какие-то откровенные сцены. Они тоже трактуются каждым по своему. Это все очень субъективная вещь, потому что не существует в рамках правового поля.

Я не люблю этого слова – «секс».

Почему вы не любите слово «секс»?

Оно мне напоминает что-то такое пошлое, что-то вообще не связанное с любовью. То есть, когда некоторые люди используют какие-то откровенные сцены, у меня язык не поворачивается назвать их сексом, это просто сцены про любовь.

Думаю, в художественном смысле можно использовать и то, и другое. Если художник хочет показать фильм с использованием сексуальных сцен, которые в итоге говорят о пустоте персонажа, – можно и это использовать. Кто скажет, что можно, а что нельзя? Но когда в сценарии написано «берет ее за грудь» – всё. Вычеркните это, пожалуйста.

Когда в сценарии написано «берет ее за грудь» – всё. Вычеркните это, пожалуйста.

Что происходит на площадке, кода снимаются откровенные сцены? Что нужно сказать актерам?

Актеры должны в тебя верить. Верить, что это снимается не ради того, чтобы показать голые части тела, во-первых. А во-вторых, группа должна понимать, что это не развлекалово, а серьезная вещь. Нужно оставить минимальное количество людей на площадке, тех которые бы понимали, что мы снимаем серьезную сцену, а не просто клубничку какую-то. Если будет доверие со стороны группы и со стороны актеров, тогда она может получиться.

Если бы вам предложили снять эротическое кино, в котором было бы много сексуальных сцен, вы бы согласились?

Я мог бы согласиться, если бы в нем был смысл.

Допустим, в нем есть смысл. Вы можете сказать, как бы вы это снимали? Сколько нужно секса?

Грань у каждого человека внутри. Ты должен сам понимать, без всякой цензуры, что можно и чего нельзя. Так же, как это понимали все известные режиссеры.

Есть ли какие-то сексуальные сцены в мировом кинематографе, которые вам нравятся?

«Последнее танго в Париже» или «Империя чувств» Нагисы Осимы, сцены Тарковского в «Солярисе» тоже можно назвать сексуальными. Некоторые сцены из Питера Гринуэя. Много есть. Я уже не говорю про сцены из современного кинематографа. Они не все мне нравятся – 95 процентов не нравятся. Он просто кишит ими.

А какую актрису вы бы снимали?

Любую. В любой женщине есть сексуальность и, конечно, любую можно снять. Да.

А мужчины?

То же самое.

Вы не смотрите порно? Вам не нравится?

Учитывая то, как я сейчас задумался, можно сделать вывод, что смотрю иногда. Я смотрю порно иногда с культурологической точки зрения, но в основном это порно 60-70-х. Как раз когда во всем этом еще был смысл. Там люди еще что-то придумывали. Сегодняшнее порно — это просто какая-то механическая или какая-то дурацкая вещь. Неинтересно, в общем. А раньше были фильмы полнометражные, которые в кино показывались, были сняты на пленку, с каким-то сюжетом. Там прослеживалось хоть что-то.

«Что-то» – это любовь?

Да нет, но какой-то смысл. Или пустота, или что-то, за чем можно было следить. А сейчас это просто механика: вот крупный план, вот общий план. И все эти действия, они понятны – туда, сюда. Вариантов не так много. Люди тупо это делают и это в общем-то не интересно.

Большинство моих друзей очень хотели бы снимать порнографию. Говорят, что им интересно попробовать. Вам никогда не хотелось?

Если я выпью, или еще что-то, по-пьяни, можно сказать. А в принципе, нет. Снимать какие-то откровенные сцены в рамках художественного замысла хотел бы. Я понимаю, что мне будет сложно найти на них деньги, и все такое. Но вот прямо порно снимать, зачем мне это? Миллион, миллиард людей это делает, а мне зачем мне это делать? Зачем это снимать, если это уже снято, и можно зайти в интернет и скачать любое, что хочешь? Снимать интересно то, что никто до тебя не делал.

А «групповуху»?

«Групповуху»? Только если бы это была сцена Ада, какого-нибудь библейского мотива.

Комментарий: Константин Шавловский, кинокритик

Почему в новом русском кино последних десяти лет нет культовых сцен секса?

pic1

Как известно, в русском языке нет слов для разговора о сексе. Кино – это тоже язык. За годы существования советского и российского кино специального языка для изображения секса не придумано.
Секс в кино с участием известных актеров не запоминается, потому что в лучшем случае это блеклая копия тех сцен, которые поставлены на поток в голливудских фильмах. Единственное, что можно было бы отнести к «национальным особенностям» – утренний секс в фильме “Явления природы” – в шерстяных носках, в домике в деревне. Потому что очень точно, очень про нас – и в то же время как будто «по-европейски» снято. В этом «по-европейски» – вообще-то и есть «корень зла». Если российский режиссер решится снять эротический эпизод, то он будет ориентироваться на чужую традицию, опять же, в отсутствии своей.
Что Россия, например, экспортирует на порно-рынок? На порностайтах есть категории по странам. Когда мы открываем канал russian – там любительское трэш-видео из общаги или то, что называется teens, с явным привкусом педофилии.

Русские порнографы продают только беззаконие и трэш


А все попытки порнографа Прянишникова использовать эпоху Екатерины II или русский народный фольклор в порнофильмах являются скорее казусом. Знаменитая сцена секса у Медного всадника (групповуха, снятая очень быстро, поскольку разрешения на съемки, естественно, не было) – забавный анекдот, попытка адаптировать высокую экспортную русскую культуру к низкому жанру. Хотя историй из эпохи Екатерины хватило бы на двадцать Де Садов, но как только мы видим все эти парики, воображение сразу рисует каких-то “гардемаринов вперед”. “Секс по-русски” – это пока скорее смешно. Потому и единственное пространство, где разговор о сексе приживается – это анекдоты. Хочется верить, что когда-нибудь найдется человек, не отравленный всей нашей визуальной трэш-культурой, который прочтет биографию Екатерины II и сможет вернуть нам нашу сексуальную историю.

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии


Смотрите также

Scroll to top