cover

Девушка или смерть

Отношения двух основных сил человеческой природы в примерах и иллюстрациях
     Share on Tumblr

Home » Арт » Девушка или смерть

Автор: Алина Масалева

В начале двадцатого века Фрейд  разработал дуалистическую теорию влечений. В психологии человека основную роль играют два разнонаправленных вектора – Эрос и Танатос. Эрос – влечение к жизни, либидозная, сексуальная энергия, стремление к сохранению и продолжению рода. Именно благодаря Эросу мы имеем инстинкт самосохранения, позволяющий как-то существовать в этом неспокойном мире. Танатос же, напротив, влечет человека к смерти, к возвращению в неживое, неорганическое состояние. Казалось бы, зачем нужно иметь пусть даже бессознательное, но все-таки стремление к тому, чтобы умереть? Здесь теория Фрейда делает финт ушами: по его мнению, все живое произошло от неживого, и человек стремится вернуться к своему первоначальному состоянию, то есть стать мертвым: «Цель всякой жизни – смерть». Эрос и Танатос тянут одеяло каждый в свою сторону, в идеале, сохраняя хрупкое равновесие.

После Фрейда проблемами, связанными с сексуальностью и смертью, заинтересовались постмодернистские философы, такие как Бодрийяр, Лакан, Фуко. Неразделимость этих двух начал находит отражение в музыке, кино, литературе, живописи, скульптуре.

Крайне отчетливо чувствуется сближение Эроса и Танатоса в живописи XVI-XVII вв. В частности, эпоха барокко склонна изображать смерть, мучения и острые психологические состояния в целом как явления в высшей степени чувственные.

1 Ханс Бальдунг. «Девушка и смерть», 1517

Столкновение даже не Жизни и Смерти, а именно Эроса и Танатоса – тело девушки, по-настоящему живое, сексуальное, осязаемое, буквально светящееся, выписанное до малейших подробностей, создает невероятный контраст с высохшим скелетом.

2 Гвидо Рени «Святой Себастьян», ок. 1615

Культовая картина, в частности, из-за ярко выраженной чувственности юноши, тело которого поражено стрелами. Кстати, именно это полотно так потрясает героя «Исповеди маски» Юкио Мисимы, вызывая в нем сильнейшие гомоэротические эмоции.

3

Джованни Лоренцо Бернини. «Экстаз Святой Терезы», 1645-1652

Предоргастическое выражение лица монахини, шаловливая улыбка ангела и стрела, направленная не в сердце, а значительно ниже – при взгляде на это великолепие мысли о чем-то более земном упорно не отпускают.

4

Обри Бердслей. Иллюстрация к «Саломее» О. Уайльда (название конкретного рисунка – The Climax), 1894

В эпоху декаданса Эрос и Танатос в графике воспевал Обри Бердслей. Наиболее знаменитые и растиражированные его рисунки – иллюстрации к драме «Саломея» Оскара Уайльда. Неудивительно – пряный эротизм «Саломеи», где главная героиня влюбляется в Иоанна Крестителя и требует его голову у собственного отчима в обмен на исполненный танец, в свое время обеспечил огромные проблемы с постановкой в пуританской Англии.

5

Кадр из фильма «Дориан Грей» (2009), реж. Оливер Паркер

Вообще, говорить о соединении смерти и эротики, не касаясь Оскара Уайльда, невозможно, особенно если вспомнить его крайне своеобразные литературные сказки, в которых соловей поет песню о любви, одновременно насаживаясь на шип розы, а прекрасная принцесса торжествует над смертью безобразного карлика (тоже, кстати, отзвуки барочной эстетики). Это не говоря уже о «Портрете Дориана Грея», где Эрос на Танатосе страхом приближающейся старости и абсолютным гомоэротизмом погоняет.

6

Спектакль «Служанки» по одноименной пьесе Жана Жене, реж. Роман Виктюк

Роман Виктюк последовал завещанию Жене, который считал, что в этой пьесе должны играть только мужчины. Соединение смерти и мучений с сексуальностью продемонстрировано и в романе Жене «Чудо о розе», посвященном юным уголовникам-гомосексуалам, где в высочайшем поэтическом ключе описано удовольствие героя от боли и страданий.

7

Кадр из фильма «Основной инстинкт» (1992), реж. Пол Верхувен

Питер Гринуэй высказался более чем однозначно: «Смерть и секс – это то, о чем нужно снимать кино» (АиФ, № 47 (1100)). Нельзя не вспомнить «Основной инстинкт», где писательница, психолог  Кэтрин Трэмелл устраивает полицейскому Нику Каррену веселую жизнь с эротическими игрищами, оживленными высокой вероятностью умереть прямо на пике блаженства. Сочетание сексуального и деструктивного начал в главной героине не отталкивает, а наоборот, притягивает.

8

Кадр из фильма «Девушка на мосту» (1999), реж. Патрис Леконт

В более тонком виде с точки зрения психологии мысль Фрейда отражается в картине «Девушка на мосту». Сексуальных сцен в фильме нет, взаимоотношения главных героев раскрываются наиболее полно в тех эпизодах, когда она стоит у стены, а он метает в нее ножи. Фрагменты, где Ванесса Паради закрывает глаза в ожидании возможной смерти, а Даниэль Отей ритмично швыряет в нее кинжалы, не менее чувственны, чем сцены из «Эммануэли». В одном из таких эпизодов за ними подглядывает некая третья девушка, но это уже ближе к Лакану.

9

Кадр из фильма «Последняя сказка Риты» (2011), реж. Рената Литвинова

В фильме «Последняя сказка Риты» Ренаты Литвиновой Смерть собирает красивые души и провожает их в последний путь. Зритель окунается в атмосферу красоты разложения: полуразрушенная больница и морг как место действия, санитары, не выпускающие изо рта сигарету, медсестры на каблуках в стразах и красной помаде напоминают раскрашенных мумий. На их фоне Смерть, тонкая, рафинированная, не лишенная чувства юмора, но при этом чуткая и сострадающая, выглядит чуть ли не самым живым персонажем.

10

Кадр из клипа «Where the wild roses grow», реж. Рокки Шенк

«All beauty must die», – пел Ник Кейв дуэтом с Кайли Миноуг. Эту композицию поистине можно назвать гимном Эросу и Танатосу. Невероятно красивые кадры, где злой маньяк Кейв убивает несчастную Кайли и касается ее губ розой, вызывают легкую оторопь, восхищение, и наводят на слегка негуманную мысль, что в этом, пожалуй, что-то есть.

11

Огюст Клезенже «Женщина, ужаленная змеей», 1847

Скульптура в свое время вызвала грандиозный скандал, и на то были причины. Женщина, вытянувшаяся на ложе из цветов, в пароксизме то ли боли, то ли страсти… Смешение сексуального экстаза со смертельной агонией, как показывает история, характерно для французской культуры – по легенде, седьмой президент Франции Феликс Фор умер во время орального секса с куртизанкой Маргерит Стенель, получившей впоследствии прозвище a pompe funèbre (что можно перевести как «похоронное бюро» или «смертельный насос»).

12

Джон Уотерхаус. «Гипнос и его сводный брат Танатос», 1874.

Уотерхаус изображает Танатоса сводным братом бога сна – Гипноса.

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии


Смотрите также

Scroll to top