dolphin-slider

Про дельфинов и людей

Глава из «Wet Goddess» — романа Малькольма Бреннера о любви человека и самки дельфина
     Share on Tumblr

Home » Тренды » Про дельфинов и людей

wetcoverWEBSM

«Wet Goddess» (Влажная богиня) — вышедший в 2010 году полуавтобиографический роман Малькольма Бреннера — о любви человека и самки дельфина. В начале 70-х некий писатель нанял юного Малькольма в качестве фотографа для детской книжки о шоу дельфинов, и в парке развлечений во Флориде, где Бреннер выполнял заказ, его соблазнила дельфиниха по имени Долли (в книге ее имя изменено на Руби). Как говорит автор в одном из интервью – «она использовала меня, чтобы удовлетворить свои сексуальные потребности». Их роман продлился девять месяцев, и «удовлетворение сексуальных потребностей» переросло в нечто большее. Но ничего хорошего из этого не вышло: парк закрыли, чтобы построить на его месте жилой квартал, у Малькольма появилась «человеческая» подружка и он уехал, а Долли умерла еще через 9 месяцев — видимо, от тоски. «Молоко и Мёд» публикует перевод главы «Суматоха в дельфиньем вольере!»: о любви, ревности, телепатии и кроссовках.

***

«Ух, это так интересно!» — восклицала Элейн, пока мы мчались к югу от Тамайами Трейл. «Я никогда раньше не плавала с настоящим живым дельфином. Каково это?»

Я попытался нащупать слово для описания моего опыта с Руби, которое не стёрло бы в порошок нашу с Элейн взаимную расположенность.

«Мокро», — сказал я в конце концов. — «Очень, очень мокро».

«Правда? Мокро? Ну и ну!»

Как и было обещано, я взял Элейн с собой во Флорида Фанлэнд, чтобы она могла поплавать с дельфинами.

«Они когда-нибудь с тобой разговаривали?» — осведомилась Элейн.

Казалось бы, невинные, эти вопросы так и ставили мне палки в колёса. Я не знал, как объяснить Элейн суть наших с Руби отношений.

«Одна из них, — та, с которой мы собираемся плавать, её зовут Руби, — она, мне кажется, разговаривала».

«Серьёзно? Расскажи!»

Мой беглый рапорт о нашем «уроке речи» произвёл на неё впечатление. «Ух ты, это действительно круто! То есть я слышала, что они могут разговаривать и всё такое, но я никогда прежде не встречала никого, кто говорил с ними. А со мной она поговорит, как ты думаешь?»

«Я не знаю», — ответил я. — «Но я могу попробовать вызвать её на разговор».

«Это будет так здорово!»

***

Похоже, Бью смирился с неизбежным. Его настроение немного приподнялось относительно моего прошлого визита; он приветливо покивал, когда я представил Элейн, и охотно дал согласие, когда я попросил разрешения поплавать с Руби. Пока Бью готовился к шоу, Хэнк взялся проводить нас к её вольеру. Мы брели за ним, держась за руки.

Руби высунула голову из воды, когда мы приблизились к её вольеру. Мать и дочь, которых, по словам Хэнка, в конце концов назвали Капелькой и Струйкой, плавали у задней стенки вольера.

Я вытащил из кармана поролоновый мяч. Я передал мяч Элейн, и она запустила его в бассейн. Руби лениво подплыла, схватила мяч и отправила обратно — мне. Элейн насупилась.

«Она сегодня шалунья», — прокомментировал Хэнк.

Я должен был объяснить Руби, что играть в мяч следовало с Элейн, а не со мной. «Попробуй ещё раз», — предложил я. На этот раз, как только дельфин подобрал мяч, я отступил Элейн за спину. Секунду Руби таращилась на меня, затем бросила мяч ей.

«Вау» – выдохнула Элейн, поймав мяч. — «Это даже немного чересчур круто!» — она метнула мяч обратно в вольер, изобразив неловкий верхний бросок, и Руби послушно поплыла за игрушкой.

Я мысленно похлопывал себя по спине. Всё шло как по маслу. Я исполнил одно из желаний Элейн; может, теперь она осуществит мою мечту?

Они ещё немного поиграли в мяч, после чего Хэнк повёл Элейн в инструкторскую переодеваться. Наедине со мной дельфиниха играла довольно робко. Я был счастлив вновь увидеться с ней, и трудно было поверить, что она не разделяла моих чувств.

«Ого, она и впрямь очень большая! А какой она длины?»

«Около восьми футов», — прокричал я через плечо. Вода плескалась уже у талии. Скоро можно будет начинать плыть.

«Сколько она весит?»

Что-то жёсткое резко ткнулось мне в ноги. Морда Руби. Я чуть не потерял равновесие, но оправился.

«Э, примерно четыреста фунтов».

«Она не кусается?»

Руби вскинула голову и посмотрела мне прямо в глаза. Затем перевела взгляд на берег у меня за спиной. Что она там высматривала?

«Она кусается?» — повторила Элейн.

КАК ТЫ МОГ?

Это было странно: на секунду мне показалось, что Руби ревнует. Бултых! Звук удара! Она нырнула, резко толкнула меня в голень, потом снова принялась нарезать круги по вольеру. Спасибо и на том, что удар не пришёлся выше. Что на неё нашло?

Доплыв до середины, я расслабил ноги и лёг на воду. Руби метнулась ко мне, застыла в нескольких дюймах от моего лица и таращилась на меня — вернее, сквозь меня. Ее взгляд не был ни мягким, ни сверкающим, как во время её прогулок, ни обольщающим вроде того, которым она одарила меня третьего дня. Он был таким, как если бы она была расстроена чем-то.

me&Ruby

Так или иначе, она успокоилась. Я протянул руки, и она вплыла в мои объятия, прерывисто дыша. Я помахал Элейн; она махнула в ответ. Если я хотел упростить ей задачу, мне следовало переместить Руби на мелководье, но она не желала двигаться с места куда бы то ни было.

«Привет, Руби, давай, айда на мелководье…»

Она и глазом не моргнула.

«Это я, ты ведь помнишь меня? Смелей, эта девушка — моя подружка!»

У меня было странное чувство, будто Руби улавливала мои мысли; она просто не допускала ни малейшей утечки информации из её сознания в моё, воздвигнув между нами нечто вроде барьера.

Мало того, что Руби не собиралась никуда со мной плыть. Она кружилась в моих руках, задрав голову и отталкиваясь всё дальше от берега, так что скоро мои ступни перестали касаться дна. В следующий миг я почувствовал, как её влагалище сжимает болтающиеся подошвы моих кроссовок. Но она казалась довольно безжизненной в сравнении со свойственным ей неистовством. Её как будто стесняло присутствие посторонних.

«Прекрати это!» — подумал я.

Руби была робкой и осмотрительной, но останавливаться не собиралась. Она тупо таращилась, притворяясь, что не слышит моих мыслей, пытаясь уверить меня, что человеческо-дельфинья телепатия — просто нелепая игра воображения, которой я поддался однажды ночью, нажравшись до поросячьего визга.

Если бы я был наблюдателем, а не участником этой истории, пытающимся остановить похотливую самку дельфина, мастурбирующую его кроссовками, пока его девушка смотрит, я бы хохотал до упаду. На берегу была Элейн, заявлявшая, что я нравлюсь ей, но в чьи намерения не входило позволить мне хотя бы полапать её, в то время как здесь была Руби, которая с радостью бы затрахала меня до смерти, если бы биологический вид позволял.

Был только один способ доставить её на мелководье. Чувствуя себя полным идиотом, я начал по-лягушачьи отталкиваться и грести свободной рукой, медленно приближая нас к берегу. Руби не била плавником ни во вспомогательных целях, ни в целях сопротивления. Это было странно.

«Если бы я только мог приласкать тебя силой мысли!»

Наконец мои ступни коснулись дна, и я вытянул Руби на мель. Она осела и принялась легонько, но не очень-то нежно биться мордой о мои ноги.

«Теперь мне можно к вам?» — прокричала Элейн.

«Думаю, да», — у меня были кое-какие сомнения, но Элейн была большой девочкой, и плавать она умела. Она сможет держаться как следует с Руби.

«Чёрт побери, веди себя прилично!»

Взгляд Руби был вызывающим.

«Привет, Руби!» — Элейн опасливо протянула руку и коснулась ею бока дельфинихи. Руби внимательно следила, но не двигалась. Решив, что всё в порядке, я отправился на берег за камерой. Мне хотелось запечатлеть их вдвоем, и я не сомневался, что Элейн тоже захочет себе такие снимки. Не обращая внимания на солёную воду, капавшую с моих волос, я заключал их в рамку видоискателя. Сейчас мне действительно был нужен зум, поскольку Элейн висела на Руби, а Руби взяла курс на дальнюю стенку вольера. Только я щёлкнул, Руби высвободилась из рук Элейн и нырнула. Девушка развернулась в воде, пытаясь не терять дельфиниху из виду. Я едва успел намотать плёнку, как Руби начала подталкивать Элейн мордой.

«Мы всё глубже!» — прокричала Элейн.

«Так плыви!» — прокричал я в ответ.

Она попыталась и вдруг зашлась в хохоте. Руби открыла кое-что, о чем я не знал: внутренние стороны коленей Элейн были очень чувствительны к щекотке. «Она меня смешит!» — Элейн скрылась под водой, затем с плеском вынырнула и начала пытаться оттолкнуть Руби, но Руби стояла на своем. Она продолжала тыкать Элейн и окунать с головой, и Элейн понятия не имела, как её угомонить. Дельфиниха прервалась на мгновение, и Элейн поплыла к берегу. Я встретил её на мелководье. Она задыхалась.

«Ты в порядке?»

«Кажется, да… дай отдышаться».

«Хочешь вылезти?»

«Нет. Нет. Ещё нет. Сейчас мне уже лучше».

Я не мог не восхититься её мужеством. Элейн отвела лезшие в глаза волосы, вздохнула и повернулась к дельфинихе. Руби подплыла, дала девушке ухватить себя за спинной плавник и стала буксировать её по вольеру. В этот раз, похоже, Элейн взяла на себя управление. Она выглядела счастливой. Поскольку Руби была скрыта водой, отследить её отношение к происходящему не представлялось возможным.

Это будет отличный кадр! Две главные женщины моей жизни, — подумал я, полушутя. Вернее, особи женского пола… Но и это было не совсем верно. «Эй, Элейн!» — прокричал я. — «Сюда!»

ch14a

Её улыбка дала мне почувствовать себя настоящим мужчиной. Всё отлично сработало! Я сделал снимок. Завершив круг, Элейн выпустила дельфиниху и поплыла в сторону мелководья. Для неё это был запредельный опыт. Проникнутый изяществом момента, я навёл объектив. Нежно, ласково, с улыбкой доверия и сопричастности, Элейн протянула мне руку дружбы.

Руби подняла голову, чтобы взглянуть на Элейн, и с силой приплюснулась мордой к самому лицу девушки.

Мой палец рефлекторно нажал кнопку затвора. Я и пошевельнуться не успел, как Руби уже бодала и била Элейн, заталкивая её под воду. Элейн всплыла, бледная и испуганная. Она восстановила равновесие и одну из рук выставила перед собой, как если бы она столкнулась с враждебно настроенным псом. Руби загудела и ушла под воду.

«Где она?» — Элейн с опаской огляделась. — «Ой! Ай! Она бодает меня! Уймите её, кто-нибудь!»

«Пусть она вылезет оттуда», — сказал резко помрачневший Хэнк.

Руби вышла из боя, ринулась к дальнему краю вольера и тотчас помчалась обратно, рубя воду спинным плавником. Я судорожно сглотнул. Лицо Элейн было застывшей маской смертельного ужаса. Это был отвлекающий маневр — Руби свернула в последнюю секунду, — но с меня было довольно. Отшвырнув камеру, я прыгнул между ними и выбросил руку в сторону Руби. Её агрессия мгновенно улетучилась.

Элейн стояла, мокрая, дрожащая, и смотрела на меня, удерживавшего дельфиниху в бухте. «Не выпускай её!» — умоляла она.

Я твердо вжался в дно ступнями на случай, если у Руби были другие планы, но она и не думала вырываться. Она закатила глаза и посмотрела на меня, потом уткнулась носом в мои рёбра. Элейн выбралась на берег, и Хэнк укутал её в полотенце. Она дрожала.

Высвободившись из моего захвата, Руби осела на дно. Я почувствовал, как её морда ткнулась мне в рёбра, затем в живот…

… Затем в пах!

Это был классический случай рассинхронизации. Единственным, что я ощутил, было непреодолимое желание сломать этой дельфинихе челюсть. В основе всей этой маленькой мелодрамы лежал расчет заманить меня к ней в воду — и уловка сработала!

Руби ревновала меня к моей девушке!

«Отстань от меня!» — я отпихнул её и направился к берегу.

«В чем дело?» — прокричал Хэнк.

«Она слишком буйная! Она совсем ебанутая».

Тут Руби, скользнув передо мной, сбила меня с ног. Я поднялся и продолжил брести. Ещё пара шагов и я достиг скал, на территории которых Руби не могла маневрировать без риска порезаться. Она преследовала меня до берега, едва не вытащилась на сушу. Хэнк подал мне руку. Мне было холодно и мокро, и я был в ярости.

Элейн, забившаяся под свое полотенце, сердито зыркнула на меня. «Ты вроде говорил, что она ласковая!»

Мне хотелось заползти под скалу. «Извини, — сказал я, запинаясь. — Обычно так и есть».

«Ага! Ласковая, как бы не так! Да она меня едва не утопила!»

Я попытался приобнять её, но она отпрянула.

Я понимал, в чем дело, но как бы я мог объяснить это Элейн? Руби, похоже, считала, что я её собственность! Она гудела и плескалась бок о бок с Капелькой и Струйкой, державшимися в стороне во время всего происшествия. Наверняка для малыша это послужило своего рода дельфиньим уроком, но я не был уверен, по какому предмету. Может, по извращённости человеческой природы?

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии

  • FantomDZ

    Интересная книга! А есть ли перевод других глав? У меня есть оригинал этой книги на английском. Мы заказывали из Америки. Но пока я не осилил её. Уж больно сложный английский. Но я читал и смотрел другие вещи на эту тему. Если у кого есть перевод этой книги или другие подобные материалы о дельфинах – пишите!


Смотрите также

Scroll to top