0. tv

Падать вверх

«Молоко и мёд» публикует главу из только что вышедшей на русском книги Марселя Жуандо «О моем падении»
     Share on Tumblr

Home » Литература » Падать вверх

Книга Марселя Жуандо (1888-1979) «О моем падении» была опубликована за несколько месяцев до начала Второй мировой войны. Однако посвящена она внутренним сражениям – с искушениями столь сильными, что перед ними невозможно устоять.

Из главы «c. Таинства Желания»

Элиза1 порой задает мне вопросы, на которые я отвечаю: «Я был бы сумасшедшим, если бы так поступал». Но именно так я на самом деле и поступил или собираюсь поступить. Между тем, что делаешь по привычке, и тем, что только хотел бы сделать, возможно, нет ничего общего, кроме чувства противоречия. 

То, что делаешь по привычке, – чаще всего не самостоятельное действие, а некий противовес тому, что хотелось бы сделать.

Свое удовольствие понятно только себе. Каждый в одиночестве владеет тайной своего удовольствия. Удовольствие каждого не должно зависеть ни от кого и ни от чего – но всё для каждого должно зависеть от его удовольствия. И конечно же, ничто не должно быть для человека более значимым, чем его мечта, которую он должен суметь встроить, даже насильственно, в любую реальность.

Guglielmo Plüschow

Guglielmo Plüschow

Мечта отнюдь не означает отторжение какой-либо части реальности.

Прежде чем быть, и для того, чтобы перейти от небытия к бытию, мы накапливаем опыт, который нельзя выразить на человеческом языке, и о котором, без сомнения, мы храним смутное, затуманенное воспоминание, чей след запечатлен в самих наших желаниях.

Если бы я был убийцей, я бы познал удовольствие убивать. Если бы я был вором, если бы я был развратником – каким был бы тот особый сорт разврата, ради которого я был создан? Если бы я был честным человеком, я бы узнал об этом только благодаря моей жертве: в этом и заключается мораль. Некоторым людям не доставляет удовольствия ни убивать, ни грабить, ни развратничать тем или иным способом – они наслаждаются лишь собственным вселенским не-существованием.

Vincenzo Galdi

Vincenzo Galdi

У каждого есть тайное желание, но он и сам не знает, что ищет – до тех пор, пока не найдет. Каждый узнаёт то, что уже знает, только в результате опыта. У меня есть некое желание; но я узнаю о нем только по тому особому волнению, которое охватит меня в присутствии того, что я искал. Как бы я узнал о нем заранее?

С приближением того, что я ищу, с приближением времени и места, которые вот-вот предоставят мне объект моего желания, – трепет, охватывающий все мое существо, придает мне уверенности, и некая разновидность смерти, поразившая меня, свидетельствует мне о жизни, дает мне жизнь, дает мне ключ от моей Тайны. 

Горе тому, кто захочет отказаться от своего желания ради того, чтобы жить в мире с самим собой.

У некоторых нет желаний. Ни в этом мире, ни в любом другом ничто не сможет их взволновать. Они, можно сказать, не существуют. У них нет призвания. У других никогда не находится достаточно любопытства или отваги, чтобы решиться на опасное путешествие к своему тайному желанию. Они предпочтут прятать его от себя самих, угнетать и истощать, питая фальшивыми надеждами. Трусость или мудрость?

С этого момента наступает спокойствие: таков случай истово верующего, который, перед тем как надеть зеленые очки, полностью гасит в себе тот пыл, что некогда пробуждал в нем вид розы.

Wilhelm von Gloeden

Wilhelm von Gloeden

Я вижу проходящего под моим окном простолюдина, возвращающегося с рынка. В руке у него сетка с провизией, он бедно одет, – но рядом с ним по бордюру тротуара идет его дочь, девочка десяти лет, разодетая как принцесса: изящные сапожки, пальто с меховой оторочкой, муфта, шляпка с лентами. Сегодня обычный будний день, но разве это важно? У него выходной, и он хочет, чтобы это был праздник. 

Благодаря куколке, семенящей рядом с ним, он постепенно обуздывает свои былые страсти.

Теперь его единственная повелительница – его дочь, рожденная от его удовольствия и научившая отказываться от этого удовольствия ради любви к ней, повиноваться своему сердцу, а не своим прихотям.

Наши желания одиноки и обособленны как от нас самих, так и друг от друга – они почти никогда не объединяются, зачастую друг друга игнорируют, порой вступают в противоборство, иногда одно подчиняет себе другое. Редко когда одно из них властвует над нами безраздельно, победив все остальные; отсюда недостаток лиризма, отсутствие гениальности.

1— Элизабет Тульмон по прозвищу Кариатида (1888– 1971) – танцовщица, на которой Марсель Жуандо женился в 1929 г. Безуспешно пыталась «отучить» мужа от гомосексуальных наклонностеий.

 

 

 

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии


Смотрите также

Scroll to top