cover1111

“И мышцу тоже”

Сегодня в прокат выходит победитель Канн – фильм Абделатифа Кешиша о настоящей лесбийской любви. По просьбе Honeymilk «Жизнь Адель» посмотрела Елена Костюченко
     Share on Tumblr

Home » Главное, Фильмы » “И мышцу тоже”

Автор: Елена Костюченко («Новая газета»)

Это первый фильм, где присутствует (в больших количествах причем) настоящий лесбийский секс. Секса много, минут двадцать в общей сложности. Впервые я увидела на широком экране, как трахаюсь я и многие мои знакомые (извините).

Наверное, надо посмотреть Кешиша, чтобы понять, какое нечувственное, неосознанно стыдящееся себя кино мы смотрим обычно. Сексуальные сцены здесь настолько же тщательно простроенные, как сцены еды или драматические диалоги.

Адель Экзалопулос патологически естественна. Она просто не замечает границы между кино и жизнью. Когда она целуется, она целуется. Когда она плачет, сопли текут из носа широкой струей. Она офигенно вкусно ест спагетти с мясным соусом, облизывает вилки.

hr_la-vie-d-adele

Для полной путаницы режиссер назвал главную героиню именем играющей ее актрисы (в оригинальном сценарии девушку звали Клементина), и реальности совсем слились.

Сэм Клебанов (глава компании «Кино без границ», который привез фильм в Россию) говорит, что российские прокатчики, в отличие от зарубежных коллег, за победителя Канн-2013 не дрались. 

«Чудесный фильм о любви», – объявил он московским журналистам, очевидно, ожидая возражений.

На показе в РИА «Новости» Клебанов вспоминал, как в 1999 году они привозили в Россию «Покажи мне любовь» Лукаса Мудиссона. «Это был четвертый фильм, который выпустила наша компания, и тогда это, кстати, не казалось политическим сообщением».

ob_50f5e0_la-vie-d-adele-chapitres-12-523c223d0017a-jpg

Копий все же получилось меньше, чем планировалось изначально. «Некоторые сети не взяли. Кто-то ссылался на свои традиционные ценности, кто-то опасался». Клебанов даже предложил жителям маленьких городов объединяться – и он поможет организовать кинопоказ. Сам он, кажется, искренне влюблен в фильм.

В фильме действительно достаточно того, что введет условного Милонова в состояние кататонии.

Я даже не о восьмиминутной непрерывной сцене близости – а о социальных реалиях.

Ad1le4

Во-первых, главная героиня – школьница, несовершеннолетняя – имеет отношения с относительно взрослой женщиной. Ходит на левацкий митинг («Нет приватизации, больше денег на образование!», «Ни работы, ни дома, лишь тюрьма и погромы»). Ходит в гей-клуб. Ходит на гей-парад – и впервые там в уставшей бестолковой толпе, обгоревшая на солнце, целуется публично.

А затем устраивается работать – страшно сказать – в школу.

Как можно проводить диктанты в младших классах, если ты – лесбиянка? Непонятно.

Школа тоже, прямо скажем: в старших классах на уроках обсуждают альтернативы католической добродетели – «грех естественен как гравитация, его не избежать».

wB85REaJHlBeH2OaTgANpw

Условные Милоновы, конечно, не разглядят в фильме главного. Хотя как же его не разглядеть.

Фильм о первой любви. Страшной, плотской, с соплями из носа, переворачивающей все. Которая дает тебе и новое тело, и новый голос. Которая заканчивается.

Которая оставляет грубый гиалиновый шрам, перекручивает. Которую потом вспоминаешь с бесконечной благодарностью. («Но я всегда буду испытывать к тебе нежность.») Кешиш три часа говорит о том, что случайностей не бывает. Или наоборот – о том, что все, совсем все – случайность. И еще – что устриц надо есть, пока они дергаются («и мышцу тоже»).

Я не знаю другого такого фильма о взрослении девушки.

Камера близко-близко идет за ней несколько лет. И все узнаваемо. Какие культурные коды, какой французский Лилль?

image

Девственность, потерянная после тщательных обсуждений кандидатуры первопроходца с подругами.Драка с ними же на школьном дворе – да, мы все помним это «просто признайся». (Там еще было «Не смей трогать мою киску» – тут, конечно, перевод далек от нашей лексики). Бредовые и солидные разговоры про Сартра и Боба Марли.

Поцелуй, перед которым облизываешь губу.

Солнце в ветках. Собственное восемнадцатилетние – тупо топчешься под музыку, но потом нет, становится весело. Она целует тебя в нос. Богемная тусовка, на которой все такие простые и яркие, а ты чужая, потому что все хотят видеть в тебе кого-то другого, и лучше встать и принести еще еды. В фильме вообще много про социальную среду, которая нас иногда жестко и неуместно определяет. Про необратимость маленьких поступков.

CULT_VIE-DADELE

Кричишь. Ночной воздух мажет по мокрым щекам, холодно. Много-много одинаковых дней. Профессия, которая определяет жизнь, становится смыслом, несет бесконечную радость. Вода омывает твое тело, шевелиться не хочется.

В фильме много-много света.

Меня сначала задело, что Кешиш называет свою Адель «героической». Потом поняла. Любовь – это тот подвиг, та беда, через которую идут в одиночку. А жизнь двигается, и приходится – вслед – сделать шаг, потом еще один. Ее победа в том, что она живет и чувствует. Меняет осанку вслед за меняющейся гравитацией.

Мы все, по Кешишу, немного герои.

Тут, видимо, надо что-то сказать от имени виртуального ЛГБТ-сообщества.

Так вот. Про нас стали снимать фильмы, в которых мы обыкновенные люди. Это очень здорово.

     Share on Tumblr

#тэги:    

Комментировать / Читать комментарии

  • Nicolas Sky

    Шёл на фильм, как на праздник. А там – “крутой облом”. Первые полтора-два часа – вода. Силой духа не уснул, а развлекал себя красивым ртом Адель. Благо, на частую демонстрацию её рта у режиссёра хватило смекалки. По-настоящему фильм начался с момента, когда Эмма разоблачила подругу и выгнала её из дома. Только с этого момента я начал чувствовать фильм и переживать. В какие-то моменты девчонки рядом начинали плакать, слёзы и у меня текли… Постельные сцены никакого интереса не представляют, ничего креативного. Секс, как секс. И ни к чему было эти сцены затягивать, тем более. что это не эротика. Для арт-хауса это вообще слишком легкомысленно и недопустимо. Короче, фильм можно было сделать намного компактнее и интереснее. Краткость – сестра таланта. А то, что фильм получил Золотую пальмовую ветвь”, меня не удивляет. Европа с 80-х потеряла лидерство в киноиндустрии, передав его Голливуду, который делает шикарные драмы с великолепной игрой актёров. А “Адель” всё-таки – в хорошем смысле – любительщина. Арт-хаус предполагает некий определённый уровень профессионализма создателей фильма, как, например, у Франсуа Озона.
    П.С. Перед сеансом разговорился с контролёром у входа в зал. Она – весьма пожилая тётка с отвратительным макияжем – была возмущена тем, что этот фильм показывают молодёжи, что это ужасно. Я ей ответил, что не это ужасно, а ужасно то, что таких убивают. “И правильно делают!” – ответила она. Я переспросил её: “Вы действительно за убийство таких людей?”. Она подтвердила. Я не сдержался и несколько раз назвал её фашисткой. И это действительно страшно! Страшно, что на Земле есть такие люди!

    Екатеринбург, 24.11.13.

  • http://russkiev.info/ РУСС

    желаем: чтобы у ЛГБТ не стояло и не хотелось


Смотрите также

Scroll to top